18:40 

Недостаточно черного

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
Ларри., я не могла оставить тебя без подарка.
Так что, хоть это и не то, что ты просила, но тем не менее - маааааленький подарочек.
Всех благ тебе!


Недостаточно черного.

Автор: Claggart
Переводчик: Arven
Бета: Эль Цета
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance
Пейринг: ГП/СС
Саммари: «Если я соглашусь, то не за деньги. Я хочу, чтобы Вы мне позировали для рисунка. В любом виде по моему усмотрению.» Снейп покраснел. По крайней мере, намек понял…
Разрешение на перевод: пока нет, но отправлено письмо с запросом.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/1973478/1/Not_Enough_Black...

Я знаю, в чем дело. Стою у его стола, чувствуя себя даже более уязвимым, чем всегда. Словно оказался на уроке окклюменции, к которому не готов. Он тихо кашляет и откладывает мрачного вида перо, которым проверял работы. Пальцы его сжимаются, и я лениво думаю, смогут ли мои каракули когда-нибудь точно передать его руки. Я подавляю желание выхватить твердый карандаш и начать рисовать. В конце концов, именно это занятие послужило причиной сегодняшней неразберихи.
— Уверен, вы знаете, почему вы здесь, — сказано тоном, который я затрудняюсь описать. Желание рисовать становится непереносимым, но, даже не начав, я уверен, что любая попытка изобразить голос Северуса Снейпа тщетна.
— Могу лишь гадать… сэр, — прибавляю я с издевкой. Звучит неуважительно. Ничего не могу поделать. Годы оскорблений и язвительности заставляют меня автоматически защищаться в его присутствии. Его глаза холодеют — существуют ли достаточно темные краски, чтобы запечатлеть все оттенки черного, которые таятся в этих глазах?
— Тогда угадайте, о чем я сейчас думаю, Поттер, — отвечает Снейп резко.

Не иначе, о том, как бы меня наказать, как унизить выводами, к которым не мог не прийти.
— Я думаю, — продолжает он, прежде чем я успеваю ответить, — что уже очень давно не встречал такого… таланта. Первые крупицы способностей, которые вы проявили за семь лет пребывания здесь. Могу я узнать, почему вы хранили их в таком секрете? — обманчиво вежливо интересуется он.
Сказать, что я потрясен его признанием моего «таланта», было бы преуменьшением века. Наверняка — ловушка. Хочет таким образом меня унизить.
Мое замешательство, должно быть, видно невооруженным взглядом.
— Не понимаю, о чем вы говорите, — тупо откликаюсь я. Лучше всего прикинуться дебилом, пока не узнаю, к чему он клонит.
Мой ответ его не устроил. Закатив глаза, он достает из верхнего ящика стола рисунок. Мой рисунок. И аккуратно поднимает его так, чтобы я мог получше рассмотреть. Как будто это не я часами трудился над ним и не узнал бы работу тотчас же.
— Этот талант, Поттер. Я знал, что ваша мать рисовала, но те несколько ее набросков, которые я видел, были далеко не такими впечатляющими. Как видите, я не скуплюсь на похвалу, когда она заслужена. Даже если хвалить приходится вас. А теперь скажите, почему такой жадный до славы мальчишка как вы не афиширует подобный дар при каждом удобном случае?
Значит, жадный до славы? Грязный ублюдок! Демонстрирует мой рисунок так, будто это что-то столь же невинное, как набросок корзины фруктов.
— И кто теперь изображает идиота, профессор? Я не знаю, что именно не так у меня с головой, но в результате я буквально одержим вами. Вы и сами прекрасно понимаете, это последнее, что я стал бы афишировать. На меня и так пялятся все, кому не лень.
Он молчит. И хотя лицо его ничего не выражает, я знаю, что удивил его.
— Хотите сказать, что я единственный, которого вы рисуете?
Упс… Похоже, он нашел не все мои рисунки, как я предполагал вначале…
— Хмм… полагаю, глупо надеяться, что вы вернете рисунок и притворитесь, что этого никогда не было.
Он неожиданно усмехается.
— Естественно. Скажите, Поттер, вы меня и ниже пояса рисовали? — по голосу ясно, ситуация его развлекает. Я краснею от стыда.
— Что вам от меня надо? — оскорбленно спрашиваю я. Удовлетворенное выражение тут же исчезает с его посерьезневшего лица.
— Я хочу, чтобы вы написали для меня портрет. Признаюсь, мне не приходило в голову, что я единственный объект вашего искусства, но причина, по которой я к вам обратился, не изменилась. У меня осталась только одна фотография матери, а я хотел бы иметь ее портрет. Пока я не увидел ваши рисунки, я не встречал художника, которого счел бы достаточно талантливым, чтобы выполнить задание согласно моим стандартам.

Я трясу головой.
— У меня в жизни не было красок, Снейп. И я ничего не смыслю в портретах. Если вам нужен набросок, то я мог бы сделать что-то похожее…
Снейп тут же перебивает меня:
— Профессор Снейп, мистер Поттер. И вы напишете портрет. Я покрою любые издержки, которые возникнут в процессе работы, и дам вам время, необходимое для изучения материала. А также организую встречи с некоторыми своими знакомыми, которые смогут научить вас создавать живые портреты. Кроме того, я заплачу вам абсурдно большую сумму, если портрет окажется тем, что я хотел, — его тон не оставлял места для возражений. Портрет матери, должно быть, слишком важен для него, если уж он согласен взамен вернуть мне столь соблазнительный компромат.
Перед глазами всплывает образ матери Снейпа, который я видел в его думосборе. Она была прекрасна… как Снейп. Внезапно меня озаряет идея, и я не могу не поддаться искушению ее озвучить.
— Если я соглашусь, то не за деньги. Я хочу, чтобы вы позировали мне для рисунка. В любой обстановке по моему усмотрению.
Снейп краснеет. По крайней мере, намек понял… Надеюсь, мне не придется произносить это вслух.
— И что же это будет за обстановка, мистер Поттер?
Ну что ж, надежда умирает последней. Но раз уж я зашел так далеко…
— В ваших личных покоях, — после секундного колебания, — обнаженным, сэр.
Он фыркает от удивления и качает головой.
— Вы сумасшедший, Поттер, — наконец выплевывает Снейп. Похоже, он считает, что я над ним прикалываюсь.
— Вот и прекрасно. Я бы все равно, наверное, не смог бы написать портрет. Я же не художник. Так… рисую, когда скучно или когда… короче, от скуки.
Не стоит рассказывать об изуродованных телах жертв Волдеморта, написанных в прошлом году. Ему не обязательно знать, что я сидел в больничном крыле под мантией-невидимкой и рисовал, как они умирают. Авроры, добровольцы, невинные дети…
Снейп смущенно кашляет:
— Если это то, что требуется, чтобы вы нарисовали портрет, я не смогу отказаться. Он очень важен для меня.
И я вдруг чувствую себя виноватым. Заставлять Снейпа реализовывать мои сексуальные фантазии в качестве платы за портрет умершей матери… чудовище я бессердечное!
Вздыхаю. Такая возможность! А я не могу ей воспользоваться.
— Сэр, я был чересчур нахален. Вы ничего мне не должны. Я… я приложу все силы, чтобы написать портрет вашей матери. Правда.
Он рассматривает меня, и я не в силах отвернуться от этого тлеющего взгляда. И я понимаю, что светится в черных глазах… неужели желание?
— Следуйте за мной.
Он резко вскакивает и направляется в кладовую. Немного растерявшись, я следую за ним. Проходя мимо стола, я замечаю, что мой рисунок он захватил с собой.
Он приводит меня в кладовую и останавливается перед ничем не примечательным стеллажом, уставленным склянками, запускает руку в одну из полок и переставляет пробирку с места на место. Стеллаж отъезжает в сторону, как на шарнирах, открывая темный коридор. Снейп начинает спускаться по ступенькам, но задерживается, дожидаясь меня. Взволнованный, я следую за ним. Шкаф за моей спиной захлопывается. На секунду я останавливаюсь на верхней ступеньке. У меня дрожат руки. Я сжимаю кулаки и спешу за ним.

Его жилище именно такое, каким я его себе представлял: строгая обстановка, выдержанная в серых и черных тонах с немногочисленными вкраплениями зеленого. Никаких излишеств. Как я и думал! Именно поэтому он должен позировать здесь. Обнаженный, расслабленный и свободный в подчеркнутой аскетичности комнаты. Точно характеризующая его обстановка. Снейп как он есть. Образ, который ускользал от меня раз за разом.
Я даже толком оглядеться не успел, а он уже почти полностью разделся. Остались лишь брюки да ботинки из драконьей кожи. Мне нестерпимо хочется запечатлеть его таким как сейчас: смятая рубашка зажата в напряженной руке, безупречная мантия брошена неопрятным комком в углу жесткого как гранит кресла — единственного предмета мебели в гостиной, не считая потрепанного стола, задвинутого в самый дальний угол. Кожа кресла почти такая же черная, как сажа, покрывающая внутреннюю поверхность незамысловатого камина. В мире недостанет оттенков черного, чтобы отобразить все это.
— Пергамент и все необходимое для рисования — на столе, — информирует меня Снейп, присаживаясь на кресло, чтобы развязать шнурки. Будто со стороны я вижу, как тело мое приближается к столу, а руки жадно хватают толстый пергамент и остро отточенные карандаши. Все это куда лучшего качества, чем я пользовался раньше. Мой обкусанный огрызок когда-то неплохого карандаша не идет ни в какое сравнение с разнообразием предложенных материалов. Правда, восхищаюсь я ими лишь до того момента, как понимаю, что Снейп уже полностью разделся и, замерев, сидит на краешке кресла, дожидаясь моих инструкций. Не знаю, что на меня нашло, когда я это затеял, но теперь я этому рад.

— Сядьте глубже в кресло, — командую я, направляясь к нему. Думаю, он догадался, что я собираюсь прикоснуться к нему, поэтому не протестует, когда я усаживаю его свободной рукой. В его глазах любопытство и толика смущения — самое открытое выражение, которое я когда-либо у него видел. Желание поцеловать его почти подавляет жажду запечатлеть его красоту на бумаге. Бережно кладу пергамент и карандаш на пол, освобождая обе руки, чтобы придать его телу нужное положение.

— Не знал, что вы еще и ваяете, — сухо замечает Снейп, хотя в глазах его горит голод и
страсть, которых не скрыть словами. Я лишь улыбаюсь.
Провожу ладонями по его лицу, наклоняю голову так и эдак, наслаждаясь тем, что он позволяет так с собой обращаться. Наверняка это сон.
— Какое у меня должно быть выражение лица? — интересуется он, когда мои руки ложатся ему на плечи. Голова его упирается в изгиб кресла — именно то положение, которого я добивался. Облизываю губы. Что ж, сказав «а», говори «б». Наклоняюсь и целую его прохладные губы, пока они не согреваются и не отвечают на поцелуй. Его пальцы зарываются мне в волосы, и я каким-то образом тоже оказываюсь в кресле. Наконец отстранившись, смотрю на его лицо в полнейшем изумлении.
— Вот такое… точно как сейчас, — он кивает, сохраняя на лице выражение страсти. Меня радует, что ему, похоже, не приходится сильно напрягаться. Я аккуратно вытягиваю из-за его спины несколько прядей длинных и на самом деле весьма сальных волос, располагая их на бледной груди. Провожу подушечками больших пальцев по соскам, пока они полностью не напрягаются. Он рычит и притягивает меня для поцелуя, перехватывая контроль. У меня сбивается дыхание. На сей раз по окончании поцелуя требуется куда больше времени, чтобы взять себя в руки.

Страсть на его лице дополняется нежной улыбкой и опасно искушающим блеском глаз, кричащим, что я его добровольная жертва. С трудом проглотив ком в горле, спешу, наконец, усадить его в нужную позу. Перебрасываю одну из длинных бледных рук через подлокотник кресла, другую укладываю на скульптурный, словно фарфоровый живот. Развожу его ноги, так, чтобы он почти лежал в кресле. Контраст с его обычным обликом безмерно восхищает меня. Последняя часть его тела не нуждается в позиционировании. Он именно такой, как я хотел — стоящий, полный семени, ждущий меня. Все равно сжимаю его в руке и чувствую ответную пульсацию. Нежно изучаю его кончиками пальцев, отчего Снейп выгибается навстречу моей руке и стонет.

Теперь он совершенен. Поспешно подбираю бумагу и карандаш. Никогда еще у меня не было столь мощного источника вдохновения. Я чувствую, что это не просто каракули, нужные лишь чтобы выплеснуть бушующие во мне эмоции. На сей раз я создаю произведение искусства.

Линии текут на пергамент, как зелье во флакон. Я знаю, что рисунок будет идеален, еще до того, как набрасываю общие контуры фигуры. Это будет моя лучшая работа. Это так же точно, как черные линии, обретающие под моей рукой плоть, жар и страсть. Снейп ухмыляется мне и опускает руку на свой напряженный член. Я хочу сделать ему замечание, но картина перед моими глазами слишком вдохновляюща, чтобы на него ругаться. Я рисую изгиб большого пальца, ласкающего головку, стараюсь захватить вид изогнувшейся ступни, словно стремящейся зарыться в пыльный каменный пол. По мере того, как линии становятся увереннее, у меня учащается дыхание. Спеша запечатлеть завиток волос, размазываю немного графитовой пыли по его груди, что создает штрих, который я никогда не догадался бы сделать сам. Тень, закрывающая сердце, добавляет законченности образу.

Его бедра подаются вперед, и моя рука ускоряет движения. Оцепенело понимаю, что перестал дышать. Мой собственный член требует разрядки, но я не обращаю на это внимания. Ведь в данный момент передо мной квинтэссенция Снейпа, и я ощущаю себя смертным, допущенным в обитель бога лишь на несколько бесценных мгновений.

Снейп стонет и сильнее сжимает свою плоть. Его дыхание затруднено, в глазах горит животная страсть. У меня перехватывает горло, и я почти всхлипываю. Смертный в присутствии бога, говорите? Нет! Это куда более захватывающе. Я — человек, брошенный в логово василиска. Он притаился где-то там, в темноте, готовый к удару, раскачиваясь угрожающе из стороны в сторону. Блестят ядовитые зубы, в неровном свете виден влажный белый живот.

Быстрее! Надо рисовать быстрее. Рисунок, кажется, живет своей жизнью. Я больше не уверен, что это моя рука наносит штрихи… Неровная линия икры, изгиб пальцев ног, тень розового языка…
И совершенная рука, сжимающая толстый налившийся член.

Я наношу завершающий штрих и отбрасываю пергамент, не заботясь о том, как и куда он приземлится. Карандаш летит на пол и катится в щель между каменными плитами. Рывком уничтожаю дистанцию между нами и накрываю его горячий рот своим, стягивая с себя одежду, пока он выгибается подо мной. Мантия исчезает, словно стертая с моего тела. И я там, рядом с ним, когда он кончает. Наши тела прижаты друг к другу. А кресло и правда такое неудобное, каким кажется, но не думаю, чтобы в моей жизни был более прекрасный момент.

Своими поцелуями он пьет мою жизнь. Наши взгляды встречаются, и, кажется, он высасывает саму зелень моих глаз. Вырывает сердце из моей груди и залечивает рану своими ласками.

Трахни меня. Ну трахни меня уже.

***
Он исчезает в соседней комнате, давая мне время прийти в себя. Что совершенно невозможно, потому что я, кажется, навсегда растекся лужей вокруг кресла, в котором он меня трахал.

Снейп фигурировал в моих сексуальных фантазиях с начала шестого курса. Понятное дело, я никому не рассказывал об этом. Никто не знает даже, что я гей. Но я всегда чувствовал, что между нами что-то есть. Я мог не сознавать, что его мучают те же желания, что и меня, но сейчас, оглядываясь назад, я вижу его горящие взгляды совсем в другом свете. Отстраненно разглядываю его гостиную, рассеянно натягивая одежду. А в голове крутятся и крутятся бесконечные вопросы.

Одно ясно — это не просто секс. Я хочу большего, чем банальная эротическая игра учитель/ученик. Я даже себе в этом не признавался, но думаю, всегда знал, что по уши в него влюблен, еще до того, как впервые начал его рисовать.

Любовная записка от Малфоя. У него в столе любовная записка от Малфоя. Какого хрена она здесь делает?

Я только что впервые в жизни занимался сексом. С человеком, у которого роман с Малфоем. Да Малфой, небось, в любую секунду сюда ввалится. Держу пари, Снейп вне занятий даже называет его каким-нибудь отвратительно-слащавым прозвищем. И Снейп наверняка расскажет ему, как я умолял его переспать со мной, что только так я согласился написать для него портрет, какой я глупый и жалкий. И они вместе вдоволь посмеются надо мной, а я… я…

Я НЕ ПЛАЧУ!

В момент всепоглощающей агонии и бесконтрольного гнева камин зажигается без всякой палочки. Не задумываясь ни на секунду, отправляю в огонь чуть смятый пергамент с только что законченным рисунком. Рывком распахиваю дверь, до полусмерти удивляя собиравшегося постучать Драко Малфоя.


Глава 2.

Не обращая внимания на его гневное восклицание, проталкиваюсь мимо. Дурацкий Драко Малфой со своей смазливой мордой и идеальным телом! Куда уж такому коротышке, как я, тягаться с таким, как он! Он, конечно, козел, но может, Снейпу только того и надо. Я уже ничего не понимаю. Я запутался, я зол. А главное, чувствую себя использованной вещью.
Так не должно было быть. Секс должен был исправить наши отношения. Вражда должна была превратиться в любовь. Да, любовь! Гарри Поттеру хотелось, чтобы Северус Снейп его любил. Вот уже два года. Я хотел его до такой степени, что он поглотил все мои мысли. А теперь я даже не знаю, что хуже — переспать с ним и знать, что это ничего для него не значило, или никогда не быть с ним.

Мне одиноко. Он должен был сейчас обнимать меня. Мы лежали бы в его постели, свернувшись клубочком, он гладил бы мои волосы, а под моей ладонью стучало бы его сердце. Он дал бы мне чувство покоя и защищенности. Хотя бы ненадолго. Мне так этого хочется, что впору кричать от боли.

Бесцельно плетясь по замку, я не сразу замечаю, что подошел к гриффиндорской башне. За окном стемнело. Ужин я пропустил. Рон и Гермиона будут волноваться. Но мне так не хочется отвечать на их вопросы. Вообще не хочу, чтоб кто-то меня видел. Его прикосновение горит на моей груди как алая буква. Разве можно этого не заметить?

***
Первое, что я вижу, выйдя из спальни — наполовину сгоревший рисунок. Поспешно потушив его, оглядываюсь в поисках Поттера. Он что, ушел? Не мог же он специально сжечь свою работу…
— Дядя Северус, а что Поттер тут забыл? — голос Драко полон детской ревности. Иногда он столь инфантилен, что я с трудом могу его выносить. Он слишком грубый, слишком шумный. Его отец в этом возрасте уже прекрасно владел собой, не допуская ни единого лишнего жеста. Драко тоже к этому стремится, но ему никогда не стать холодным аристократом, подобно отцу. Для этого в нем слишком много от Нарциссы. Ее манера разговора. Ее никчемность.
И тем не менее, при необходимости он вполне способен себя контролировать. Уже больше года он шпионит вместе со мной для Ордена. И должен признаться, я им горжусь, ведь он, как-никак, мой крестник.
Правда, он как никогда невовремя. В данный момент меня больше всего волнует, куда делся Гарри. Мерлин, а вдруг он жалеет? Похоже я облажался по полной программе. Как обычно.
— Дядя Северус? — Драко терпеть не может, когда его игнорируют. — Северус?!
— Проходи, Драко. И закрой чертову дверь, — рявкаю я.
Рисунок сильно обгорел. Большая часть кресла пропала вместе с нижней половиной моего тела. Все, что осталось — мой затененный торс, запрокинутая назад голова и тощая рука под ней. Осторожно накладываю заклинание, которое позволит сохранить хрупкий пергамент. Я вижу любопытство в глазах Драко, но не позволяю ему увидеть рисунок. Убрав его в стоящий в спальне секретер, которым я уже давно пользуюсь вместо находящегося в гостиной стола, возвращаюсь к Драко.
Наливаю себе бренди и проглатываю всю порцию одним глотком. Драко понимающе смотрит сначала на меня, потом на стакан.
— Ты пьешь и ругаешься, только когда расстроен. На тебе нет рубашки, а Поттер только что выбежал отсюда весь в слезах. Если бы я не знал, что вы ненавидите друг друга, я бы сказал…
— Ты бы не сказал ни слова, потому что в противном случае проснешься покрытый вонючими болезненными прыщами в местах, где они тебе точно не понравятся. Понятно?
Его глаза удивленно расширяются. Сглотнув, он почти незаметно кивает.
В эту секунду я рад, что он меня побаивается. Потом до меня доходит смысл того, что он только что сказал.
— Он плакал? — резко переспрашиваю я.
Драко вскидывает бровь, будто удивляясь, что меня это волнует. Ухмыляется и довольно отвечает:
— Рыдал как дитя.
Мне хочется его ударить.
Хмурясь, разыскиваю валяющуюся за креслом рубашку и торопливо натягиваю ее.
— Зачем ты пришел? — холодно уточняю я. Он перестает улыбаться.
— Да так… поинтересоваться, не вызывали ли тебя к Лорду и нет ли вестей от моего родителя. Почти три недели прошло. Такое чувство, что ты избегаешь меня.
В его словах слышится вызов. И я понимаю, что, похоже, был слишком занят своими мыслями.
— Я не избегаю тебя. Просто был занят другими делами.
— Я заметил. Но чтобы Поттер…
— Не лезь не в свое дело, Драко. Что до твоих вопросов, то я не получал сообщений от твоего отца. Не думаю, что он о чем-нибудь подозревает. В нашем случае лучшая новость — это отсутствие новостей, — закончив застегивать рубашку, направляюсь к двери. — Отправляйся в общежитие, Драко. Мне нужно еще кое-чем заняться.
Неприязненно скривившись, он выскальзывает за дверь.
— Кое-кем, ты хотел сказать…
Он не заметил пущенное мной проклятье. Но ничего, с утра он сполна насладится ощущениями. Глупый мальчишка.
Мне приходит в голову, что я понятия не имею, куда мог отправиться Гарри. В обычной ситуации я дал бы ему время все обдумать, но в нашем щекотливом положении необходимо было поговорить. Что бы он ни чувствовал, нельзя, чтобы он рассказал Дамблдору или своим друзьям.
Коль скоро нам все-таки придется поговорить, неплохо бы выяснить, что его так расстроило. Не думаю, что это от отвращения ко мне. Если судить по рисункам, то он не считает меня отталкивающим. Крадучись, подхожу к Гриффиндорской башне. Будем надеяться, что путь по коридорам замка занял у него какое-то время, и я обгоню его. Проходя мимо окна, замечаю, что уже давно стемнело. Мы оба пропустили обед. И судя по моим часам, уже давно был отбой.
-----
Когда я добираюсь до портрета Толстой дамы, решение принято. Расскажу Гермионе. Она наверняка увидит логику там, где мне разглядеть ее мешают эмоции. Она объяснит мне, что я вовсе не люблю его. И что он меня привлекает только наличием опыта. И все сразу станет понятно. И моя жизнь придет в порядок.
Ага, а Снейп заключит меня в объятья и поклянется в вечной любви.
— Поттер… — его голос оказался единственным предупреждением, прежде чем сильные руки втащили меня в затененную нишу. Развернувшись, я смотрю на него. Мое удивление и боль наверняка написаны у меня на лице. Он поднимает руку и нежно гладит меня по щеке. Наконец он нарушает неловкую паузу:
— Что случилось? Тебя Драко чем-нибудь обидел?
Искреннее непонимание, звучащее в его вопросах, дает мне надежду. Может быть, я неправильно понял письмо… может быть, приход Драко — случайность.
Мне страстно хотелось иного объяснения, кроме очевидного.
— Драко… ты его любишь? — я не могу заставить себя посмотреть на него.
— Он мой крестник, чтобы ты знал. И мы с ним в общем-то неплохо ладим, — он не на шутку удивлен. А я осторожно, с надеждой, смотрю ему в глаза.
— То есть вы не… любовники? Я нашел любовную записку, подписанную Малфоем, а потом он пришел…
Он хмурится, размышляя. Потом, видимо, наконец догадывается, о чем речь.
— Я понимаю, о чем ты. Письмо от Малфоя, но не от Драко. Оно от Люциуса. Я и забыл, что оно там валяется. Я, видишь ли, давно не пользуюсь этим столом, вот ящики и забиты всякой ерундой вроде старых записок и рецептов. Мы с Люциусом… в общем, мы…
Я не могу не улыбнуться, видя, как он краснеет. Я заставил его краснеть дважды за один вечер.
— …давние любовники? — подсказываю я с надеждой. Он кивает с видимым облегчением и криво улыбается, довольный, что все разрешилось.
— Именно. Но это было очень давно. Еще до того как они с Нарциссой поженились. Я полагаю, что ты в истинно гриффиндорской манере убежал в слезах, не удосужившись посмотреть на дату в конце письма.
Он явно посмеивается над моей импульсивностью. Не то чтобы я был против.
Ухватившись за мятую рубашку, притягиваю его к себе. И тут вспоминаю про рисунок:
— Я бросил его в огонь! — я зол на себя и свои поспешные действия.
Он награждает меня строгим взглядом.
— Мне удалось спасти примерно половину рисунка. Похоже, тебе придется нарисовать еще один. Как некрасиво с твоей стороны. Хотя мне несложно будет позировать снова.
— Не стоит забывать о портрете твоей матери. Мне придется долгое время практиковаться в твоей гостиной, — нерешительно предлагаю я, поскольку совершенно не уверен, что ему интересны длительные отношения.
— Скорее уж в моей спальне. Там гораздо удобней. Не так аскетично. Приходится, видишь ли, соответствовать образу, если вдруг кто из знакомых пожалует с визитом, отсюда и спартанская обстановка. Правда, надо будет выгрести из стола весь хлам. Не хочется, чтобы кто-то еще сделал неверные выводы, наткнувшись на этот мусор.
Пока он говорил, я придвинулся ближе и удобно устроился в кольце его рук. Глаза начинают закрываться.
— Тебе пора спать, — он целует меня в лоб. — Приходи завтра вечером ко мне. В кои-то веки употреби мантию-невидимку на благое дело.
Улыбаюсь и увлекаю его в куда более романтический поцелуй, чем те, которыми мы обменивались раньше. Кажется, я сейчас растаю от счастья, таким любимым и защищенным я себя чувствую. К этому несложно привыкнуть.
— Спокойной ночи, Северус.
— Спокойной ночи, Гарри. Увидимся утром.

Скорей бы утро!

Конец.

запись создана: 29.05.2009 в 19:24

@темы: Фанфики, Переводы

URL
Комментарии
2009-05-29 в 19:34 

~Leta~
Красота спасет мир, а пофигизм - нервы
Ух ты :chups: Будет здорово *потирая лапки, прописывается в теме*
Arven. :white:

2009-05-29 в 19:39 

да, наконец-то ты снова появилась....
здорово... :glass:

2009-05-29 в 19:46 

Я негодяй, но вас предупреждали.(с)
Сердце замерло. Начало интригует до невозможности. :white: :rolleyes:

2009-05-29 в 19:47 

Очень интригующее начало)

URL
2009-05-29 в 19:48 

Tabry
У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то, кого никогда не отпустишь ты.
как вкусно :inlove: супер!!

2009-05-29 в 20:11 

La_nuit
Arven.
Оооо! Снарри :inlove: какое необычно начало. У Гарри хватило смелости просить о таком... :chup2: очень интересно как он будет его рисовать. процесс может быть очень интересным :chup2:

2009-05-29 в 20:50 

Вау!!!! :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop: Жду продолжения!

2009-05-29 в 22:09 

Веер кинков с хвостом, бдсмная фиялка
Arven.
Ваааааа, какая красотища!!! И все мне!!! :inlove:
Спасибо, зай! :squeeze::squeeze::squeeze:

2009-05-30 в 09:00 

Судьба благоволит старикам, детям и кораблю Энтерпрайз (c)
Arven. Потрясающее начало *подписывается* и Гарри такой... муррр:chups:

2009-06-01 в 13:37 

my happy little pill
*захлебнулась слюной* :inlove:

2009-06-08 в 12:27 

Mortisha
– Всегда такой хитрожопый? – Нет. Иногда я еще сплю.
М.. облизнулась.. подписываюсь..

2009-06-16 в 15:09 

Одинокий, ты идешь дорогою к самому себе! И твоя дорога идет впереди тебя самого и твоих семи дьяволов!(с)
Чудо какое... Так вихрем!!! :heart::heart::heart: Сумасшедше!
:hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop:

2009-06-16 в 15:23 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
~Leta~
будем надеяться, что будет)))

~Ловец Снов~
я в общем-то никуда и не пропадала. просто не до снарри было.

Angel Eyes*
хорошо бы и продолжение не разочаровало))

Aydan Sener
:bravo:

La_nuit
ыыыы... этот процесс из меня весь моск высосал в процессе перевода. хотя именно из-за него я и взялась переводить.

Мышк@-Норушк@
получите-распишитесь)))

Ларри.
все тебе :tease4:
зачем ты надела мой аватар? я пол часа втупляла, когда это я успела каммент написать и почему меня вдруг зовут Ларри...

~Nagini~
фик вообще душевный. надеюсь, что и дальше понравится.

B|ack Mamba
ну зачем же так сразу :eyebrow:

Mortisha
рада, что нравится.

URL
2009-06-16 в 15:24 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
fiolga
спасибо. сама очень этот фик люблю.

URL
2009-06-16 в 15:38 

Красота спасет мир, а пофигизм - нервы
Ну вот, взял и такую красоту уничтожил (((
Надеюсь, Снейп ему мозги вправит ))
Что-то я не уловила момента с запиской. Откуда она там взялась? :upset: может, это было в предыдущем кусочке?

2009-06-16 в 15:41 

Madam T.
Я нимб свой часто забывал в борделе... (с)
~Leta~
я так понимаю, Поттер там шарился по комнате и случайно в столе в самом дальнем запертом на три замка ящике нашел записку.

2009-06-16 в 16:03 

~Leta~
Красота спасет мир, а пофигизм - нервы
Madam T.
вот я и не поняла. сказано, что он приходил в себя, поглядывал по сторонам и в столе обнаружил записку.
это уже на обыск похоже ))

2009-06-16 в 16:07 

Miaka-chi
От скромности не умру.
Ах! Нельзя такое на работе читать:buh:

Как порывисто:chup2:

2009-06-16 в 16:48 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
~Leta~
может, это было в предыдущем кусочке?
увы. я перевожу только то, что написано...

Miaka-chi
надо дома перечитать :eyebrow:

URL
2009-06-16 в 17:12 

La_nuit
Arven.
этот процесс из меня весь моск высосал в процессе перевода. хотя именно из-за него я и взялась переводить.
сложный язык?
у нас теперь тоже весь моск высасывается :chup2:
продолжение классное :chup2:

2009-06-16 в 17:40 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
Как я поняла он из стола доставал карандаш и бумагу. И там и увидел письмо.

2009-06-16 в 18:12 

Веер кинков с хвостом, бдсмная фиялка
Arven.
Ааааа, продолжение... :buh:
Какое горячее :shy:

Это не твоя аватарка, твои с рамочками все. А что я могу поделать, если мне эта фота тоже нравится? :-(

2009-06-16 в 18:31 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
La_nuit
язык не сложный. просто ну огромное количество повторений. и не только местоимений. вот и сижу парю шишку, как бы это все уконтропупить в русском тексте.

продолжение классное
ну значит не зря старалась.

Бурная вода
я тоже так поняла. но все равно странно, что у Снейпа всякая фигня по ящикам валяется.

URL
2009-06-16 в 22:37 

Я негодяй, но вас предупреждали.(с)
Восхитительное продолжение. Спасибо,Arven. :white:
Гарри как всегда "впереди паровоза": рисунок уничтожил, Малфоя в любовники Северуса записал. Ну и что, что записка!? Чучело. :)
Давно хотела сказать: мне оч-чень нравится Ваш аватар. :flower:

2009-06-16 в 22:56 

Tabry
У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то, кого никогда не отпустишь ты.
ах :buh: какая интрига ))
Arven. спасибо!

2009-06-17 в 00:28 

"Я не Бельфегор, но немного псих." (с)
Просто проглотила начало. Буду ждать продолжения. Спасибо!!!

2009-06-17 в 21:43 

len_tat
Ура, прода! Огромное спасибо! :hlop: :flower:

2009-06-28 в 12:05 

Судьба благоволит старикам, детям и кораблю Энтерпрайз (c)
Вау. Вот вау и все. :buh:

2009-08-09 в 17:28 

По-аккуратней с мечтами, они иногда сбываются....
:weep3: это все?:weep3: что больше не будет?:beg:

2009-08-24 в 18:25 

Моя жизнь, мои правила
Arven. , спасибо :red:
Захватывающий снарри, и поскольку в пейринге указано ГП/СС, то буду надеяться, что Драко ничего не обломится :)

2009-09-03 в 23:25 

А продолжение будет?

URL
2009-09-04 в 01:04 

La_nuit
+1 к вопросу о продолжении :inlove:

2009-09-04 в 06:59 

Добрый доктор Айболит вечно что-то натворит
:shuffle2: *робко мечтает о продолжении* :)

2009-09-11 в 23:21 

Lettim
какая прелесть, очень надеюсь, что перевод будет продолжен

2009-09-14 в 03:19 

А дальше?????

2009-09-15 в 18:38 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
Всем
Спасибо за терпение. Ща все будет.

URL
2009-09-15 в 19:03 

Органично смотрится дятел, который долбит клювом бетонный столб на территории психиатрической лечебницы…©
Спасибо огромадное - это было просто здорово! :hlop:

2009-09-15 в 19:20 

Очарована :))))))))

2009-09-15 в 22:21 

len_tat
Огромное спасибо за подарок! :hlop:

2009-09-15 в 22:45 

Веер кинков с хвостом, бдсмная фиялка
Arven.
Какая же прелесть!!! :inlove:
Такой романтичный-романтичный, как раз как я люблю! :shy:
И эта сцена - Снейп-натурщик, и Гарри с карандашом и бумагой пергаментом, и сам процесс рисования как секс... Это великолепно :chup2:
Спасибо, зая! :squeeze::squeeze::squeeze: Такой чудесный подарок!!! :ura:

2009-09-16 в 00:03 

Angel Eyes*
Я негодяй, но вас предупреждали.(с)
Как всё замечательно закончилось... :ura: Спасибо!!! :hlop: :white:

2009-09-16 в 00:37 

La_nuit
Arven.
Спасибо тебе за перевод! :squeeze: Гарри уж слишком мягкий получился у автора ((( Но фик приятный. сто лет не читала снарри :chup2:

2009-09-16 в 06:16 

Судьба благоволит старикам, детям и кораблю Энтерпрайз (c)
дай я тебя расцелую :squeeze: тааакой заряд романтИка с утра :inlove:

2009-09-16 в 12:12 

Arven.
If you're going to be bad, you might as well be good at it...
Valdi
len_tat
рада, что понравилось.

Ларри.
дык на твой вкус и выбиралось)))

La_nuit
фик написан в каком-то лохматом году. тогда еще совсем непонятно было, что из Поттера вырастет.

~Nagini~
давай)))
:bravo:
а то на форуме меня запарили писать, что это флафф голимый.. как будто я сама это писала. хочется :nunu:
а нельзя :weep:

URL
2009-09-16 в 12:15 

La_nuit
Arven.
ага, это видно. потому и понравилось. что это старое и доброе )))

     

Положительные люди действуют на нервы, плохие - на воображение...

главная